Блогер Воскресенский заявил, что туристам в КНДР нельзя выходить из отеля

Основное впечатление – полнейший телепорт в параллельную реальность, в которой прежде я никогда не был. Это какие-то новые ощущения, которые я испытывал в путешествии. Законсервированность страны больше всего впечатлила. И то, как их образ существования отразился на их образе ведения туризма и вообще на всем внутри страны. Мне понравилось абсолютно все.

Блогер Воскресенский заявил, что туристам в КНДР нельзя выходить из отеля
© Газета.Ru

Мне хотелось ощутить ту настоящность закрытой страны. Мне нравилось, что нам запрещали снимать, нравилось то, как выглядят улицы Пхеньяна — 7:30 утра, и они пустые.

Мы немного посетили достопримечательностей и, наверное, это не то, что я бы хотел увидеть. Это такой открыточный Пхеньян. Посетили несколько различных площадей, заехали в дом пионеров, посмотрели, как дети играют на баянах, вышивают. Также посетили театр при этом доме пионеров, где дети пели много, красиво. На следующий день мы улетели на горнолыжный курорт.

В целом, принимающая сторона была очень радушной, гиды были максимально добродушными, готовы были помочь, отвечали на вопросы. Но все это было немного под соусом запретов. Я, понимая, какой режим в стране, принимал их правила, ну и где-то нарушал.

Запрещено было выходить из отеля, постоянно запрещали что-то фотографировать, отвечали на вопросы, уходя от реальности, сущности проблемы. Например, на вопрос, почему нельзя выйти из отеля, появляется отмазка, что мы не знаем корейский язык.

Этот курорт нельзя сравнивать с другими курортами, потому что он строится вне конкуренции, вне общемировой практики. Они пытаются создать какой-то свой горнолыжный курорт. И это видно в том, как организованы трассы. Установлены, например, ограждения, которые абсолютно не безопасны для катания. То есть вдоль всех трасс выстроены металлические столбы с человеческий рост, натянута сетка на металлическом тросе. И эта сетка закопана в снег. Человек, набирающий скорость на трассе больше 100 км/ч, может спокойно разбиться о такие ограждения.

Мне все равно понравилось на горнолыжном курорте, потому что я прежде нигде такого не видел. В этом и плюс путешествия в такую страну.

Но если говорить о реалистичности развития горнолыжного курорта, то там огромное количество пробелов, которые нужно заполнять: от того, как организована еда в ресторане, до того, как выстраивается цена на ски-пасс.

Там происходит абсолютный хаос. Люди не понимают, сколько стоит ски-пасс. Нам предлагали три разные цены за два часа. Из-за того, что нет опыта работы с туристами и нет перенимающего опыта от других европейских стран, которые занимаются горнолыжными курортами много десятилетий, получается что-то недоделанное.

Наверное, я бы съездил в КНДР еще раз, когда поменялась бы ситуация. То есть когда была бы возможность приехать в страну, взять в аренду автомобиль и посетить деревни, понять, где же на самом деле все люди, куда они пропали.

Их же 25 миллионов человек, а их не видно, улицы пустые, в домах свет не горит. Где они?