Глава "Востокгосплана" Михаил Кузнецов: Цифровую модель Восточного полигона представят в этом году

Цифровой двойник Восточного полигона представят в сентябре этого года во Владивостоке на Восточном экономическом форуме, поделился планами глава "Востокгосплана" . В интервью "Российской газете" он также рассказал о том, какие специалисты востребованы сейчас на Дальнем Востоке и в Арктике, как санкции повлияли на производство в макрорегионе.

Глава "Востокгосплана" Михаил Кузнецов: Цифровую модель Восточного полигона представят в этом году
© Российская Газета

"Востокгосплан" разрабатывает электронный двойник северного завоза - цифровую модель, которая объединит всех участников и будет рассчитывать движение грузов. Как проходит северный завоз в этом сезоне?

Михаил Кузнецов: Мы действительно делаем цифровой двойник северного завоза: собираем всю информацию об объемах, стоимости, каналах поставки, которую агрегируем по регионам и муниципалитетам. Пока все поставки идут по плану, о каких-то значимых отклонениях можно судить в апреле - мае, не раньше.По текущим оценкам, объемы завоза стабильны на уровне 3,2-3,4 млн тонн, что соответствует объемам последних лет.

Удалось ли сохранить цены прошлого года?

Михаил Кузнецов: Мы такую оценку не проводили, но обычно северный завоз на 5-6% обгоняет инфляцию в силу сложной цепочки поставок, длительных сроков поставки (в некоторые поселки уголь едет 2 года). Это можно точно сказать по прошлым периодам. Как будет в этом году, пока не знаем. То есть там еще не все тендеры отыграны, не все подведены итоги.

Появится также цифровой двойник Восточного полигона для отслеживания движения грузов по железной дороге. Когда система может быть представлена?

Михаил Кузнецов: Мы объединились здесь с Дальневосточным государственным университетом путей сообщения и Морским государственным университетом имени адмирала Невельского. Сейчас собираем всю необходимую информацию, разрабатываем модель. О результатах сможем рассказать в апреле - мае. Задача модели - тактическое и стратегическое планирование в соответствии с транспортной стратегией России, координация всех участников перевозок по Восточному полигону, портам и смежным территориям.

Недавно вице-премьер рассказал, что в этом году будет запущен первый речной рейс от железной дороги до Севморпути. Ваша система будет координировать такие смежные потоки?

Михаил Кузнецов: Да, все эти цепочки поставок мы как раз и планируем обсчитывать, ведь для северного завоза мы все эти маршруты уже считаем. Здесь надо составить именно масштабную картинку по движению всех грузов на востоке России, чтобы понимать, где у нас могут быть резервы. Ведь в условиях разворота на восток востребованность этого направления у всех выросла: угольщики традиционно готовы всё забить, а обратно идут контейнеры. Сейчас растет потребность в сухих портах и в перегрузке. Нужна более тонкая настройка, диспетчеризация всех грузопотоков, синхронизация инвестиционных проектов, чтобы обеспечить общую провозную способность.

Добыча алмазов в Якутии выросла на 13% по итогам 2022 года

Когда представите систему?

Михаил Кузнецов: Планируем на Восточном экономическом форуме.

Какие специалисты востребованы в Арктике и на Дальнем Востоке?

Михаил Кузнецов: По оперативным данным "Работа России", по состоянию на 20.02.2023 в ДФО наблюдается дисбаланс активных резюме (492,7 тысячи) и вакансий (57 тысяч). По сравнению с 2021 годом ситуация кардинально поменялась, ранее отмечалось превышение числа вакансий над численностью, ищущих работу - в 2,1 раза.

Аналогичная ситуация в арктических регионах: 473,6 тысячи резюме против 47,9 тысячи вакансий (в 10 раз меньше).

Я не исключаю, что есть определенная некорректность данных из-за преимущественного охвата указанной системой предприятий государственного и муниципального секторов и отражения сегмента средней и низкой квалификации. Тем не менее, комментируя такую ситуацию с учетом исторического минимума показателя безработицы, предполагаю, что работодатели отложили решения по найму и увольнению на некоторый период перестройки хозяйственной деятельности, а население "тестирует" рынок труда на предмет возможных изменений в его структуре и риска смены места работы.

В ДФО и в Арктической зоне наибольшее число вакансий размещено в таких отраслях, как "Обрабатывающие производства" (от 26 до 30%), "Здравоохранение и социальное обеспечение" (12-14%), "Образование и наука" (около 10%).

Инфографика "РГ"/ Леонид Кулешов/ Светлана Задера

При этом как в ДФО, так и в Арктической зоне наиболее востребованы специалисты рабочих профессий, в частности водители самосвалов, машинисты бульдозеров и экскаваторов, трактористы, каменщики, монтажники, сварщики, электрики, разнорабочие.

Какие отрасли больше всего пострадали от санкций на Дальнем Востоке и в Арктике, а в каких отраслях есть рост?

Михаил Кузнецов: Тенденции в экономике в прошлом году на самом деле были разнонаправленными. Да, в промышленном производстве мы наблюдаем некоторый спад - в 4,8% к предыдущему году.

Основной вклад в формирование отрицательной динамики внес сектор добычи полезных ископаемых - снижение 5,8%. Причина - сокращение на 48,8% добычи нефти и попутного газа на Сахалине - плановое снижение по проекту "Сахалин-2" из-за естественного "старения" месторождений.

Есть и положительная динамика. Добыча газа и газового конденсата увеличилась на 7,8%, уголь вырос на 14%, прочие полезные ископаемые - на 13,4%.

Растут объемы услуг, оказываемых в области ДПИ (+25,0%), что связано в том числе с замещением систем информационно-логистического обеспечения отрасли.

В обрабатывающей отрасли также снижение имеет точечный характер, затрагивает крупных производителей.

Например, в металлургии, где годовое снижение составило 18,9%, с санкционным давлением столкнулось ведущее предприятие "Амурсталь" из-за отказа зарубежных партнеров из стран АТР заключать контракты. Думаю, это удастся преодолеть по мере пересмотра сбытовой политики и логистики. Например, выросло производство вертолетной техники в Бурятии на 27,1% в связи с выполнением долгосрочного контракта на поставку вертолетной техники в Китай.

Сильное падение на заводе "Мазда Соллерс" в Приморском крае - 82% в связи с приостановкой поставок компонентов из Японии. С ноября, после продажи доли Mazda в , начата подготовка к производству новой продукции.

Уход (Приморский край), Carlsberg (Хабаровский край) повлиял на снижение производства напитков на 7%. Но это то падение, которое можно отыграть в краткосрочном периоде.

Есть сокращение по консервированной рыбе, но это не связано с санкциями, а обусловлено сокращением вылова. Это периодические колебания, год на год не приходится.

Из положительных тенденций отмечу рост деревообработки на 7,1%, а также прочей неметаллической минеральной продукции - на 5,2%. Фиксируем увеличение производства готовой металлической продукции на 42,7%, в ремонте машин и оборудования - 2,9%. Эти отрасли хорошо отреагировали на изменения рынка.

По алмазам прирост в Республике Саха (Якутия) 13%. Положительное влияние на динамику добычи оказало исключение из санкционных списков .

Сколько убыло населения с Дальнего Востока в 2022 году?

Михаил Кузнецов: Численность населения ДФО на начало 2023 года составила 7,9 млн человек и за 2022 год сократилась на 2,3% (на 188,6 тыс. чел.). Согласно оперативным данным , за январь - декабрь 2022 года демографическая убыль составила 25,6 тыс. человек (13,6% от общих потерь). Соответственно, на основе оперативных данных можно предположить, что основным фактором убыли населения стал миграционный отток. Однако данные по результатам миграционного движения за соответствующий период не опубликованы и по итоговым оценкам могут быть скорректированы с учетом временной миграции, в том числе связанной выездом по туристическим и другим целям.

За январь - декабрь 2022 года сократилась смертность во всех дальневосточных регионах (в среднем - на 15,9%) в связи с уменьшением воздействия пандемии.

Как вы оцениваете турпоток в Арктику и на Дальний Восток?

Михаил Кузнецов: Около 5,2 млн туристов. Цифра каждый год растет. По сравнению с 2021 г. турпоток увеличился почти на треть. Мы видим, что он укрепляется и растет. Он пока что упирается в качество инфраструктуры. Нам бы хотелось здесь больше динамики, чтобы, например, вводилось больше гостиниц разного уровня. Что касается нашего въездного туризма, то основными регионами приема туристов являются Приморье, Камчатка, Бурятия, отчасти Хабаровский край и Сахалин.

Сахалин очень удачно начал привлекать туристов горнолыжным курортом "Горный воздух", он становится традиционной зимней точкой притяжения. У них довольно грамотная политика по привлечению туристов. Такие проекты надо поддерживать и запускать в других регионах и параллельно со строительством новой инфраструктуры работать над выравниванием сезонных волн туристического потока. Туризм довольно неплохо мультиплицирует эффекты в экономике и позволяет успешно их локализировать в регионе.

По выездному туризму, я думаю, здесь все понятно: растет стоимость турпоездок, усложняется логистика, возникают проблемы с платежами. В 2022 году мы увидели, что внутренний туризм действительно способен успешно "заместить" внешний. Мне кажется, этот шанс вполне уловили предприниматели и при грамотной политике поддержки, что, собственно, сейчас и реализуется правительством страны и регионами, шансы быстрого роста достаточно велики.

Открытие границы с Китаем не ухудшит ситуацию, или Китай уже не такой привлекательный?

Михаил Кузнецов: Китай был "закрыт" довольно давно, и сейчас, конечно, поток громадный. Граница рядом. В целом люди скучали по Китаю, и у многих бизнес связан с этой страной. А сейчас и ставки на Китай высоки. Конечно, турпоток в Китай будет расти и китайцы сюда поедут. Они тоже очень любят Владивосток, и Благовещенск, и Хабаровск. Так что это выгодно для обеих стран.