«Плохое настроение надо оставлять на земле!»
© Официальный информационный портал Администрации города Ханты-Мансийска

Людмила Тимофеевна Слепцова – уникальная женщина, а потому о ней часто рассказывают различные СМИ. Еще бы: она – ветеран труда РФ, ветеран гражданской авиации СССР и России, обладательница знаков «Отличник воздушного транспорта» и «За особые заслуги» , отлетала в качестве бортпроводника больше 44 лет, за ее плечами 23 тысячи часов, проведенных в небе, – журналисты любят высчитывать, сколько раз за это время она смогла бы слетать до Луны и обратно… С высот, пожалуй, мы и начнем наш разговор:

– Признайтесь: за почти полвека, проведенных в поднебесье, вы научились смотреть на людей свысока?

– Что вы! Никогда не болела «звездностью», хотя за столько лет кого мы только не перевозили – политиков, бизнесменов, артистов. Кстати, принимать VIP-персон на борту – прежде всего очень большая ответственность.

– Судя по выбору профессии, по характеру вы – большая авантюристка?

– Какая уж есть… После школы собиралась учиться на режиссера, но не прошла по конкурсу, получила в училище специальность машиниста холодильных установок, но по ней не работала ни дня. Вместо этого летом 1975 года выпросила у родителей разрешение уехать из родного Оренбуржья к подруге в Ханты-Мансийск. Та рассказала, что в аэропорту идет набор на курсы бортпроводников – кстати, прежде мне довелось полетать лишь один-единственный раз в жизни. Мама пыталась отговаривать, но на мою сторону встал папа.

Так я круто поменяла свою жизнь. Профессия затянула, и о годах работы в небе остались лишь самые яркие и теплые воспоминания.

– Все стюардессы в любой ситуации улыбаются, будто им все нипочем. Между тем постоянно демонстрировать оптимизм очень тяжело, особенно когда сталкиваешься с хамством, грубостью или последствиями неумеренного употребления гражданами спиртного…

– Всегда старалась придерживаться принципа свое плохое настроение и любые личные проблемы оставлять на земле. Конечно, в полете случалось всякое, но я стремилась погасить любой конфликт и успокоить пассажиров, а для этого нужно прежде всего знать психологию людей. Когда они только поднимаются в салон, я уже вижу, кто какие чувства при этом испытывает – агрессию, боязнь, растерянность. Но бортпроводник выполняет на борту функцию «хозяйки дома», а потому обязан встречать пассажиров как дорогих гостей. «Гости» бывают очень разными, но все они нуждаются в моем внимании.

А еще бортпроводник должен быть полностью лишен равнодушия, уметь сгладить любой конфликт и найти правильный подход к человеку. Да и вообще, я – отходчивая, знала много анекдотов, а потому любую острую ситуацию стремилась обратить в шутку. А потому на выходе обычно слышала от конфликтного прежде пассажира извинения и слова благодарности.

Да, нам всегда приходится улыбаться и не показывать своих глубинных эмоций, демонстрировать непоколебимый оптимизм и веру в будущее.

– Наверное, в умении хорошо играть свою роль проявилось ваше так и не реализовавшееся юношеское стремление к сцене… Но давайте поговорим о другом чувстве – страхе, который является естественным для любого человека, оказавшегося в полете. Знаком ли он вам? Как вы с ним справлялись?

– Я – живой человек, а потому доводилось испытывать боязнь во время сильных гроз или серьезной болтанки. Но при этом не случалось ни одной серьезной внештатной ситуации, и я была уверена в профессионализме наших пилотов, что они в любой ситуации сумеют благополучно посадить самолет. К тому же всегда знала, что на меня смотрят пассажиры: «Видишь, стюардесса улыбается? Значит, все будет хорошо!» Да и вообще, я куда больше боюсь ездить на машинах, чем летать, – наверное, потому что сильно люблю свою работу!

– Вы и сегодня часто летаете – теперь уже в качестве пассажира, и при этом наверняка оцениваете работу коллег. Молодое поколение бортпроводников чем-то отличается от вашего?

– Конечно, оцениваю, наблюдаю и переживаю – мы ведь все как одна семья. Приятно, что до сих пор даже незнакомые девочки-стюардессы при встрече улыбаются: «Людмила Тимофеевна, а мы вас узнали!» Я много лет являлась наставником молодежи и воспитала хороших бортпроводников.

Мне кажется, немножко изменился сам менталитет людей, мы в свое время были чуточку более ответственными. Вообще, далеко не каждый человек может соответствовать этой профессии, и на самом деле работа бортпроводника не ограничивается тем, чтобы улыбаться и разносить напитки. Наша основная функция – обеспечение безопасности полета, мы должны уметь в случае необходимости правильно и быстро помочь пассажирам воспользоваться аварийно-спасательными средствами, оказать первую медицинскую помощь и многое-многое другое.

Бортпроводник – это еще и физически тяжелая работа, когда по несколько часов ты вынужден находиться на ногах, поднимать ручную кладь и тяжелые контейнеры с бортовым питанием. Иногда приходится ломать свои домашние планы – в случае форс-мажора могут вызвать на работу в выходные.

– А что же тогда она дарит приятного?

– В первую очередь – встречи с хорошими людьми. Мы часто перевозили членов правительства округа, например, и , от общения с которыми остались самые теплые воспоминания. Они всегда встречали нас очень приветливо и доброжелательно, меня называли «Люсенькой»…

Кроме того, работа в авиации позволяет много чего хорошего увидеть, узнать и почувствовать. Благодаря ей я могла пройтись и по берегу Карского моря, и искупаться в Черном – когда летали в Сочи или Анапу, то между рейсами успевали сбегать на пляж. В общем, у меня никогда не возникало желания оставить самолеты и перейти в наземные службы.

– Нередко приходится слышать о незадачливых пассажирах, улетающих в совсем другой, чем им нужен, город. Это миф или подобные случаи встречаются в жизни?

– Всякое бывало… Помню, как-то уже закрыли трап на Як-40, готовимся к вылету. В это время на борт доставили опоздавшего на посадку мужчину – бывает. Объявляю: «Наш самолет выполняет рейс по маршруту «Тюмень – Челябинск». Пассажир прям с места взвился: «Какой еще Челябинск?! Мне же в Пермь надо!» Я тут же обратилась к командиру – мужчину успели высадить.

– А теперь признавайтесь: за время пребывания там, в поднебесье, часто ли видели НЛО или, скажем, ангелов?

– Нет, инопланетян никогда не встречала. Зато видела красоту мира, неповторимые восходы и закаты.

– Неужели не хотелось остаться там, в «прекрасном далеком», на постоянное место жительства?

– Нет, уезжать из Ханты-Мансийска я не хочу. Здесь комфортно и безопасно, здесь у пенсионеров есть льготы вроде бесплатного проезда на автобусе, здесь бесплатная и доступная медицина, здесь появились на свет мой сын и двое внуков. Наконец, есть надежда, что здесь я когда-нибудь получу жилье взамен старой квартирки в давно признанном аварийным доме.

– И что, совсем нет сожалений?

– Разве только о том, что слишком быстро летит время. Скучаю я по своей любимой работе…